Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
00:47 

Проверка на вшивость, Киба/Шино, Акамару

Жизненных неудач вообще не существует. Есть только накопление опыта.
Название: Проверка на вшивость
Автор: Эстебан Бореад
Бета: gero_likia
Пейринг: Киба/Шино, Шино/Акамару, Киба/Акамару.
Жанр: humor
Рейтинг: PG-13
Отказ от прав: Спасибо за героев Кисимото-сама.
Примечание: Написано для Фёэль по заявке:
Пейринг: Киба\?, Акамару\Подружка
Условия: Акамару не собака – а оборотень, может становиться человеком по желанию и разговаривать не только с Кибой, но и другими людьми. У пса появилась подружка (человек – собака – на выбор). Киба страдает. Акамару предлагает ему тоже найти пассию и слишком активно пытается это сделать, причем выбирая почему-то исключительно мальчиков. Юмор обязателен. С кем останется Киба – за автором. (Если это окажется Шино, то будет просто замечательно).
Ключевое слово/Ключевая фраза: "Не-ет, может, лучше собака?"


Если так подумать – ну что сложного в том, чтоб быть человеком? Гораздо сложней быть человеком и радоваться при этом жизни. Для белого пса по имени Акамару это стало проблемой с того момента, как, став взрослой собакой-ниндзя, он обнаружил, что хоть его шинобьи навыки никуда не делись, а вот глобальное самоопределение себя, как существа, принадлежащего к определённому роду и виду, как-то дало маху.
Случилось это, конечно, в самый нужный и подходящий момент: во время ответственнейшего задания - добить врага тысячу раз отработанным и, казалось бы, наизусть выученным приёмом динамической пометки, также замечательно игравшей роль вещества токсичного. Хорошо хоть, ничего страшного это отклонение от предусмотренного не принесло, - враг был в нужной степени залит едкой жидкостью и признаков адекватного мировосприятия не подавал. Окрылённый успехом Акамару уже готов был приземлиться на все четыре лапы и подвести итог величественным “гав”, как ещё в полёте почувствовал, что движения тела внезапно изменились. На глазах у своего изумлённого хозяина Акамару как-то дёрнулся в воздухе, вдруг полинял и осунулся, а затем, наконец, свалился на землю, не успев справиться с ситуацией.
Киба задумчиво посмотрел на собственное голое тело, распростёршееся на земле там, где, по идее-то, должен был находиться его большой белый пёс.
- Гав, - недоумённо выдало тело, садясь на траве и потирая рукой голову, а потом посмотрело на хозяина. Киба ухмыльнулся.
- Человеко-нинпо в полёте? Круто, Акамару!
Пёс-ниндзя удивлённо воззрился на Инудзуку, затем поднялся на ноги и осмотрел себя. Да, вариантов не было – его тело сымитировало тело хозяина, и техника имитации явно косила под вышеупомянутое нинпо. Вот только…
- Хозяин, я не выполнял превращение, - Акамару дёрнул плечами. – Оно само…
Теперь и Киба задумался: ведь и в самом деле с человек-нинпо Акамару копировал всё, вплоть до одежды, а тут – Инудзука критически покосился на пришибленного фактом непредусмотренного превращения пса – тут явно было что-то не то…
- То есть, превратиться назад ты не можешь? – уточнил Инудзука.
- У-у, - помотал головой Акамару, глаза у которого становились всё несчастнее и несчастнее.
- Хм, - глубокомысленно высказался Киба и почесал в затылке.
Их совместные размышления нарушило постанывание полуживой вражеской тушки. Киба тут же вспомнил, зачем они здесь и кто тут главный мозговой центр (ну, раз уж они на миссии без Абураме), провёл разведку локальной вражеской территории и отобрал документ, являвшийся целью миссии. Затем ещё раз критически оглядел растянувшегося на земле шиноби – точнее, его потрёпанную боем одёжку.
- Ну не позорить же клан, - кисло протянул он и обернулся к совсем уж сникшему псу. – Акамару, надень вот это.

ххххх

- Вот бывало на моей практике, что из зверо-нинпо человеку не выйти, - Хана, покачав головой, обошла вокруг Акамару, неловко почесавшего от такого пристального досмотра ногой ногу, - а неожиданные обращения в иное по сути существо первый раз вижу.
- Почему иное? – не понял Киба. Он сидел на дворовой скамейке с ногами и хмуро наблюдал за действиями сестры, ниже него вокруг скамейки примостилась троица псов-близнецов Инудзуки-старшей. Акамару ревниво на них покосился: теперь-то он не мог вот так улечься у ног хозяина!
Хана между тем задумчиво протянула руку и потрепала белого пса по лохматым тёмным волосам. Вихры прошли сквозь пальцы с таким знакомым с детства ощущением. Да уж, Акамару влип так влип, раз уж даже она его с трудом отличает от Кибы.
- Дело в том, братишка, что он сейчас никого не имитирует. Он действительно стал человеком, - вздохнула она наконец. – А конкретнее, тобой. Пахнет он, конечно, немного иначе… Но этого маловато для правильной идентификации.
- Не умничай, сестрёнка, - буркнул Киба, - и без этого тяжко.
- Не волнуйся, - улыбнулась Хана. – Не всё так страшно, как кажется. Акамару оказался не просто псом, вот и всё. Со временем он научиться контролировать такие обращения не хуже, чем чакру.
- Что-то мне это всё не нравится, - пробормотал Инудзука.
- И мне! – встрял Акамару, сверкнув глазами.
- Н-да, похоже, что у меня теперь не только псы-близнецы, но и братья один в один, - хмыкнула Инудзука.
Киба и его пёс смущённо глянули на неё и синхронно вздохнули.

ххххх

Небо было голубым, крыши Конохи жутко горячими, а хитросплетенье проводов и арматуры вокруг домов донельзя живописным, но двум шиноби деревни жизнь всё равно не казалась прекрасной и замечательной. Первый раз за всю свою совместную жизнь друзья детства, юности, а в перспективе и старости со зрелостью, были жесточайшим образом разделены и посланы на разные низкоранговые миссии.
Причина их совместного разделения была проста и непосредственна. Шли дни, а превратиться обратно у Акамару всё не выходило, и Цуме поставила вопрос ребром: или пёс-таки становится псом, или членов клана становится на одну штуку больше. В качестве средства, долженствующего стимулировать обратный процесс превращения, матриархат клана в лице Цуме и Ханы и постановил такое немилосердное решение.
Трепыхаясь среди мокрого белья на высоте пары десятков метров, Акамару пытался утешить себя тем, что если уж ему и хотелось сблизиться с хозяином везде и во всём, то теперь, в этой лысой шкуре, больше ему мечтать было не о чем. Вот только радоваться пока почему-то не получалось…
Когда задание по развешиванию бельевых верёвок было, наконец, выполнено, и Акамару закончил балансировать на нескончаемых шестах между домами, бедняге со скуки и досады уже хотелось выть. Мешало выражению безудержной тоски по любимому другу и хозяину лишь одно: выть в виде Кибы посреди честной деревни было чревато отнюдь не для Акамару. Белый пёс в теле лохматого мальчишки тяжко вздохнул и понуро поплёлся шататься по разномастным Конохским крышам: до заката домой и нос совать запретили. Впрочем, на первом же десятке его вялый энтузиазм иссяк, и Акамару, безрадостно фыркнув, приземлился на ближайшую крышу. Едва он уселся на выступ у карниза, как позади вдруг задумчиво произнесли:
- Нелегко человеку бывает дух сохранять. Правда, впервые я вижу тебя в состояньи таком.
- Ш-шино… - растерялся и обрадовался Акамару одновременно. Знакомому-то он был рад, но вот как общаться со странным Абураме, не представлял в упор. По крайней мере, сколько он себя помнил, у его хозяина возникала с этим куча проблем. – Ээ… Привет. А, мм… что ты тут делаешь? – нашёлся, наконец, Акамару и мысленно пожал себе лапу за удачное начало разговора.
- Здравствуй и ты, - Шино подошёл ближе и сел на тот же выступ. – Странно мне то, что забыл ты: эта площадка – часть дома клана того, что Абураме зовётся.
У-уупс! Акамару быстро принюхался – и правда, крыша знакомо пахла.
- Нет, я помню твой запах, - тут же как можно убедительней замотал он головой. Только б Шино не просёк!.. Обидится ещё – Акамару вздрогнул – жуков нашлёт, как в тот раз, и всё, можно зарывать его, молодого и красивого, задними лапами! Его чутьё подсказывало: от Абураме надо линять и побыстрее. Но как это сделать втихую, псу в голову не приходило.
Абураме же повернул к нему лицо и как-то задумчиво посмотрел. Собачье чутьё тут же взвыло о том, что такие взгляды спроста не бывают, и Акамару затаил дыхание в ожидании подвоха. Ожидание его почему-то не подвело…
- Значит, пришёл ты сюда с целью какой-то? – Шино чуть поднял голову из-за воротника внимающим жестом.
- Ээм, чего?.. – Акамару, изо всех сил стараясь не ёрзать от крайней неловкости, потёр рукой шею. Фраза Абураме опять поставила его тупик. Чёрт, второй раз уже! Да, теперь вообще он не понимал, как его хозяин общался с этим человеком столько времени. Это ж поседеть можно, если каждый его вопрос так дрожать заставляет! Пёс лихорадочно выискивал ответ. – Я сюда пришёл… А! Я так рад тебя видеть! – с облегчением выдал Акамару, радостно выдыхая.
Сидевший рядом Шино от этих слов почему-то нахмурился. Он вынул руки из карманов куртки и наклонился вперёд, опёршись ими о колени.
- Киба, тоже я рад, что пришёл ты, - сказал он, глядя перед собой. – хоть и не ждал я, что будешь ты так говорить. Мысль свою откровенно трудно словам передать. Раньше пытаться не стал я…
Акамару после этой тирады лишь коротко вздохнул и рассеянно почесался. Он изо всех вытягивал шею, старательно прислушиваясь к Шино, но всё равно ни черта не понял, что тот хотел всем этим сказать.
Шино замолчал, повернулся к псу лицом, и Акамару, смотря на него бесконечно тоскливым взглядом, выдавил улыбку. Только бы не жуки, подумалось ему, только б не жуки... Чутьё угрожающе молчало.
- Возможно же, надо было, - кивнул себе Шино и совершенно серьёзно добавил. – Теперь исправлюсь, Киба.
Акамару снова улыбнулся, искренне надеясь, что Абураме хотя бы больше ничего не спросит, и посмотрел в синее-синее небо. Он как никогда мечтал оказаться просто белым псом и больше не разлучаться с Кибой, уметь выражать одним гавом все свои мысли и не ломать голову над ответами другим людям, разговаривая только с одним, единственно любимым и ценимым…
И вот тут-то, в этот самый миг, Шино его и поцеловал. Поцеловал, коротким движением губ раздвинув губы и мягко коснувшись внутри языком. И Акамару шмякнулся из своих мечтаний на раскалённую грешную крышу прямиком Абураме в объятья. Руки чужого человека прижали его к себе ближе, и белый пёс не выдержал. Пусть его хоть запытают жуками и оставят лежать на солнышке безжизненным трупом с обглоданными белыми косточками, но он до конца своих дней был и будет верен только Кибе Инудзуке! Только хозяину он мог позволить так касаться, и больше никому.
- Гав! – оглушительно возмутился Акамару, отпрыгнув от Шино. – Гав-гав!! – для полной достоверности подтвердил он, как никогда радуясь своей собачьей натуре. Он стал собой, огромным белым псом, и жизнь наконец-то стала прекрасной.
Ждать реакции Абураме на это Акамару от греха подальше не стал и радостно спрыгнул с крыши. Он нёсся к своему дому почти как на крыльях, и жители Конохи задумчивыми взглядами провожали парящую в сумеречном небе большую собаку. Они уже давно привыкли, что над их деревней свободно шатаются и звери, и люди, и вообще кто ни попадя, причём в любое время суток.

ххххх

Дома его встретили крепкие мужские объятья друга, напарника и хозяина. Акамару, пританцовывая от счастья, облизал все доступные участки кожи и только после этого согласился отойти от Инудзуки. Недалеко, конечно.
Когда первая радость от воссоединения сошла, Киба решил-таки поинтересоваться у своего пса, как же тому удалось вернуть всё на круги своя. Акамару вздохнул, заранее поджал хвост и рассказал всё, как было, повергнув тем самым Инудзуку в глубокую прострацию.
- Однако, - выдал, наконец, Киба после минутной медитации. Акамару слабо дёрнул хвостом, виновато заглядывая хозяину в глаза. – Значит, он принял тебя за меня, - Инудзука задумчиво потёр свои губы. – Что, если б я был сам…
Белый пёс сердито гавкнул. По его мнению, такое посягательство было равносильно святотатству.
- Не надо никого кусать! – тут же замотал головой Киба. – А то нас самих потом покусают. Жуками… Или блохами. Или комарами. Или кто у него там ещё, - вздохнул Инудзука.
Акамару грозно зарычал. Он за хозяина готов был надрать задницу любому – что ему какие-то жуки-комары!
- Спасибо, друг, - похлопал верного пса Киба, - но нам вполне хватит того, что уже есть. Лично у меня к блохам резко негативное отношение…
Пёс гавкнул для проформы ещё раз, но спорить не стал. Киба хозяин – ему и решать. В конце концов, блох Акамару тоже не любил.

ххххх

Жизнь наладилась, и Акамару теперь радовался ей вдвойне: ничто так не воодушевляет, как счастье возвращения всего на круги своя. И счастье это было чисто и безгранично. Двойная суть затаилась в нём и пока больше признаков пребывания не подавала, и Акамару изо всех сил надеялся, что больше такую подлянку судьба ему не подстроит. Впрочем, судьба тут его не обманула – но зато отыгралась на том, о чём Акамару за пару прошедших дней и думать забыл.
- Пришёл с тобой поговорить я, - в один прекрасный момент холодно прозвучал у него над ухом знакомый голос, и пёс почему-то сразу вспомнил предостережение Кибы о блохах. Ну да, он не ошибся в предчувствии: на пороге их комнаты мрачной фигурой стоял Абураме.
- Привет, - Киба кивнул, глядя на гостя.
- Наедине, - брови Шино сошлись над тёмными очками. Акамару было недовольно тявкнул, но хозяин качнул головой.
- Выйди, - попросил его Киба, и пёс повиновался, хотя оставлять хозяина наедине с Абураме ему ой как не хотелось. Когда дверь за Акамару закрылась, он возмущённо фыркнул – можно подумать, ему не слышно через тонкую перегородку! И уж он больше не пропустит момент, если Абураме решится на что-нибудь.
- Ты знаешь дела суть, я понимаю так, - утвердительно сказал Шино. Киба кивнул. – Позволил ты собаке подменить себя, - мрачно продолжил Абураме, - а значит, вправе взять я за око око.
Акамару как-то сразу не понравился тон Абураме, и шерсть у него приподнялась на загривке, но ворваться в комнату пока повода не настало. Он нервно потоптался, не зная, как быть, чтоб не нарушить слова хозяина, и притиснул морду к двери.
- Шино, - Киба нахмурился, - это случайно вышло! Но…
- Случайно не бывает пёс хозяином, особенно для клана вашего, - негромко возразил Шино, а затем поднял руку, и в комнате раздалось жужжание.
- Да пойми ты, - воскликнул Инудзука, глядя ему в лицо и не обращая внимания на окружающих его жуков, - я б сам хотел там быть!
Акамару за дверью дёрнулся. Жуки там, не жуки – а на хозяина он не даст наезжать! И он уже готов был с громким лаем грудью кинуться на дверь во имя любви и справедливости, как вдруг услышал, что в комнате стало тише – жужжание унялось.
Шино промолчал, нахмурив брови. Жуки осели на кожу и одежду Инудзуки – Киба не двинулся, только чуть дёрнул кончиком губ.
- Хотел быть, значит? – переспросил Шино.
- Акамару не мог превратиться назад и случайно тебя встретил, - медленно проговорил Киба, не желая спугнуть насекомых с губ и шеи, а затем поднял на Абураме глаза. - Шино, он не знал, в чём дело. – Но я знаю. И я бы – хотел.
Шино посмотрел на него, задумчиво опустил голову, а потом наклонился и аккуратно подхватил с губ Кибы первого жука языком. А затем второго и третьего…
Услышав хмыканье хозяина и последующие странные звуки, Акамару за дверью досадливо почесал себе лапой ухо. Вот ведь, а!.. Жуки покусают, блохи покусают – тьфу ты! Пёс грустно вздохнул. От хозяина он такого поворота как-то не ждал, да…
Из комнаты раздалось шуршание одежды и чей-то вздох. Акамару смущённо отодвинул морду от дверной панели, а затем развернулся на всех четырёх лапах в сторону коридора. Похоже, разделить радость пребывания таким вот странным созданием у него так и не выйдет. Быть человеком во второй раз он ни за что не согласится! Двойная сущность или нет, а одного раза ему вполне хватило по самую холку. И теперь своё счастливое собачье бытие он не променяет на человечью шкуру ни за какие коврижки. Ну а хозяина он и так вполне замечательно сможет любить.

@темы: Яой, Фанфикшн, Киба/Шино, Акамару

Комментарии
2009-07-25 в 19:19 

Per aspera ad astra
Прелесть!

2009-07-25 в 23:00 

Жизненных неудач вообще не существует. Есть только накопление опыта.
_rIkI-cHaN_
Спасибо. =)

2011-05-18 в 02:38 

Ваййй *_* нравится^^

URL
2011-05-18 в 10:20 

Stef Boread
Жизненных неудач вообще не существует. Есть только накопление опыта.
Гость
Спасибо))

   

Кёккай Трёх Кланов

главная